Список форумов Сайт Сайт "Автомат и гитара"
Форум
 
 ПравилаПравила   FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 
Список форумов Сайт

 Интернет-радио "Автомат и гитара"
"Три танкиста, три весёлых друга..."

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Сайт "Автомат и гитара" -> История любимой песни
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Р-Патриот




Зарегистрирован: 17 Мар 2011
Сообщения: 114

СообщениеДобавлено: Пн Июн 20, 2011 7:24 pm    Заголовок сообщения: "Три танкиста, три весёлых друга..." Ответить с цитатой

Самая известная песня о танкистах всех времён и народов. Smile Статья о том, как она создавалась и как ходила по народным рукам:

"Для начала давайте совершим небольшой исторический экскурс, дабы понять время и место, сыгравшие свою роль в написании песни. Для нас интересное началось с «Маньчжурского инцидента» 18 сентября 1931 года, когда японские офицеры совершили успешную провокацию, осуществив подрыв участка железной дороги около Мукдена (сегодня Шэньян) в Китае. Фактически это стало сигналом к наступлению Квантунской армии Японии на китайские позиции, которое привело в итоге к захвату Маньчжурии и стало предвестием Второй мировой войны на Дальнем Востоке. Маньчжурия (Северо-восточный Китай), имевшая экономические богатства и стратегическое положение, сильно привлекала японских милитаристов как сама по себе, так и в предвидении будущих агрессивных действий против Китая и СССР. После Маньчжурии в качестве объекта агрессии намечались Жэхэ и Чахар, затем Монгольская Народная Республика и Дальний Восток СССР. В непосредственной близости от границ государств японцы стали возводить укрепрайоны, строить аэродромы и военные городки, сосредоточивать войска. В создавшихся условиях серьёзной военной угрозы со стороны Японии, по просьбе правительства Монгольской Народной Республики между МНР и СССР 27 ноября 1934 года было заключено соглашение, предусматривающее «взаимную поддержку всеми мерами в деле предотвращения и предупреждения угрозы от военного нападения», которое позднее было заменено «Протоколом о взаимной помощи между СССР и МНР». После некоторого затишья, в 1937 году война между Китаем и Японией разгорелась с новой силой. Япония предприняла широкомасштабную агрессию против Китая. В августе 1937 года СССР и Китай заключили договор о ненападении, согласно которому СССР стал осуществлять массированные военные поставки Китаю. Между тем в отношениях между СССР и Японией напряжённость достигла апогея. В СССР, как известно, в 1937 году свирепствовали репрессии, в том числе, в отношении военных, и японцы, пользуясь этим, захотели проверить Красную Армию на прочность: в июне 1938 года захватили остров Большой на реке Амур. Советский Союз выразил лишь протест по поводу захвата острова, что дало основание наивным японцам усомниться в силе нашей непобедимой Красной Армии: в июле 1938 года возле озера Хасан части Квантунской армии перешли советскую границу и заняли сопки Безымянную и Заозёрную. Военные действия вела Особая Дальневосточная армия во главе с маршалом Василием Константиновичем Блюхером: 6 августа красноармейцы развернули наступление, и через 3 дня Квантунская армия была выбита с сопок, а 11 августа боевые действия прекратились вовсе. Хотя японцы и были вытеснены с советской территории, но операция в целом была неудачной, поскольку наши войска понесли значительные потери. Это стало одной из причин отстранения Блюхера в августе 1938 года от командования Дальневосточной армией. В мае 1939 года японцы вторглись на территорию МНР в районе реки Халхин-Гол, пытаясь прорваться через Монголию на территорию СССР, перерезать Сибирскую железнодорожную магистраль и отрезать Дальний Восток. К этому времени командующим 1-й армейской группой советских войск на Дальнем Востоке был назначен Георгий Константинович Жуков. Следует сказать, что состояние частей Дальневосточной армии оставляло желать лучшего. Солдаты и офицеры не имели боевого опыта, не хватало не только оружия и боеприпасов, но и питьевой воды. Жуков в кратчайшие сроки перестроил всю систему управления войсками, установил строгую дисциплину, наладил снабжение войск вооружением и боеприпасами. В августе 1939 года 1-я армейская группа советских войск совместно с частями монгольской Народно-революционной армии разгромила Квантунскую армию. 15 сентября 1939 года Япония и СССР заключили перемирие.

Все эти международные события тревожили сердца наших сограждан и находили отклик в каждой душе. Не стал исключением и будущий шестикратный лауреат Сталинской премии режиссёр Иван Александрович Пырьев, который после событий на озере Хасан задумал снять фильм, сделав одним из главных героев танкиста, участника этой битвы. В итоге 3 июля 1939 года на экраны страны вышел музыкальный художественный фильм «Трактористы».

Повествуя о трудовых свершениях и романтических чувствах бывшего танкиста — нынешнего тракториста — фильм имел две замечательные песни: «Марш советских танкистов» (который больше знают по первой строке «Броня крепка, и танки наши быстры») и "Три танкиста", которая звучала в самом начале киноромана.

Примечательно, что изначально по сценарию Евгения Помещикова фильм должен был начинаться где-то на Дальнем Востоке в одном из танковых подразделений, где командир, прощаясь с дембелями, говорил что-то пафосно-напутственное. Однако в ходе съёмок было принято решение, что вместо этой сцены должна быть песня, которой на тот момент не было и в помине, и вот как было дело.

Пырьев пригласил молодого поэта Бориса Савельевича Ласкина и поставил перед ним практически невыполнимую задачу: представить к часу следующего дня песню, воспевающую подвиг наших дальневосточных героев-танкистов и нерушимость границ нашего Отечества. Немного обескураженный Ласкин всё-таки принялся за работу, хотя на тот момент он не представлял себе ни приграничных особенностей, ни танков на поле боя:

«Мне никогда не приходилось бывать на границе, не видел я боевых действий наших танкистов, хотя в армии к тому времени уже успел отслужить и потому определенное представление об этом грозном роде войск у меня сложилось. События, происшедшие на Дальнем Востоке, в то время очень остро переживали все советские люди. Думал о них и я. И начали складываться строчки:


На границе тучи ходят хмуро,
Край суровый тишиной объят.
У высоких берегов Амура
Часовые Родины стоят...»

С готовым текстом Ласкин пришёл к братьям Дмитрию Яковлевичу и Даниилу Яковлевичу Покрасс, которых считают основоположниками революционной музыкальной эстетики — кто как не они могли создать яркое, лёгкое, эффектное музыкальное произведение? И, надо заметить, Борис Ласкин нисколько не пожалел, обратившись к ним — написание музыки к песне продолжалось не больше часа. Редкий случай, когда скорость создания музыкального шедевра ничуть не сказалось на качестве оного.

К назначенному часу готовая песня была представлена Ивану Александровичу, который, выслушав песню в исполнении трио создателей, задал лишь один терминологический вопрос: «А у танкистов есть слово „экипаж“?» Удовлетворившись положительным ответом — на вооружении армии тогда стояли в основном танки БТ-5 и Т-26, чьи «экипажи» состояли как раз из трёх человек, — он включил песню в работу. И уже на следующий день песня была записана. Николай Крючков, Пётр Савин и Арто Кефчиян, исполнители главных ролей, исполнили "Три танкиста" настолько здорово, что Пырьев сразу убрал из сценария упомянутый в начале кусок прощания танкистов в воинской части, а сам фильм начал с тех кадров, которые мы видим по сей день, а именно с едущих домой героев-танкистов, распевающих под баян описываемую песню.

Фильм был восторженно принят советскими зрителями, а песни стали жить своей жизнью: люди укрепились в вере в нерушимость наших границ, каждый танковый экипаж считал, что песня "Три танкиста" о них лично. Будучи широко популярной, песня встретила войну, где пришлась и ко времени, и к месту, став настоящим гимном танковых войск. В поэме Александра Трифоновича Твардовского «Василий Тёркин» есть такое упоминание о песне:

«Только двое тех танкистов,
Тот водитель и стрелок,
Все глядят на гармониста —
Словно что-то невдомёк.





И, сменивши пальцы быстро,
Он, как будто на заказ,
Здесь повёл о трех танкистах,
Трёх товарищах рассказ.


Не про них ли слово в слово,
Не о том ли песня вся.
И потупились сурово
В шлемах кожаных друзья»

Как и всякий подлинно народный шедевр, песня постоянно претерпевала различные изменения — каждый новый творец вносил свою поэтическую лепту в судьбу музыкального произведения. Вот интересный фрагмент мемуаров Давида Иосифовича Ортенберга «Июнь-декабрь сорок первого», в которых автор, перечитывая подшивки «Красной звезды», вспоминает, как создавался тот или иной материал, как формировался редакционный коллектив, показывает напряжённый драматизм событий и нарастающую мощь народа и армии:

«3 сентября.


Каждый день приносит новые сообщения о доблести наших танкистов. Единоборство с немецкими танками. Танковые засады. Рейды в тыл противника. Танковый таран... Неисчислимы их подвиги. Разговорились мы однажды на эту тему с поэтом Лебедевым-Кумачом. Я предложил ему:


— Вы бы, Василий Иванович, сочинили хорошую песню для наших танкистов. Право, они заслужили.


Перед войной очень популярной была песня „Три танкиста“ из фильма „Трактористы“, слова которой написал Борис Ласкин сразу же после боев на Халхин-Голе. Я напомнил её Лебедеву-Кумачу:


— Может быть, что-нибудь в этом духе?..


На следующий день он принес стихотворение, которое также озаглавил „Три танкиста“. А текст был такой:


Расскажи-ка, песенка-подруга,
Как дерутся с черною ордой
Три танкиста, три весёлых друга,
Экипаж машины боевой.
...


Прочитал я и уставился на поэта:


— Василий Иванович, а припев-то из „Трактористов“...
— Оттуда, — согласно кивнул он. — Припев старый, Бориса Ласкина. Думаю, в обиде не будет. Я сделал это для того, чтобы не ждать новую музыку. Пусть поют на старый, всем знакомый мотив. Хороший же мотив!..


И вот она, эта новая песня на старый мотив, напечатана. Ласкин в шутку сказал мне, что припев, по правилу, полагалось заключить в кавычки.


— Кавычки были, но мы их сняли, — отшутился я. — Долго объяснять читателю, зачем они и почему. Лишняя канитель!


А расчёт Лебедева-Кумача оказался верным — песню его фронтовики запели сразу же»


Песня в исполнении Николая Крючкова прозвучала в «Боевом киносборнике», который вышел на киноэкраны в январе 1942 года.


«Между прочим, позже, в 1942 году, Ласкин в новой своей песне о танкистах тоже повторил прежний припев:
От озёр Карелии до Юга
Обогреты славой огневой
Три танкиста, три весёлых друга,
Экипаж машины боевой.


На этот раз у меня появилась возможность „упрекнуть“ его:
— Дорогой Борис Савельевич, а ведь следовало бы дать пояснительную сноску к припеву, сослаться на удачный прием Лебедева-Кумача...


На том „дело о кавычках“ и было „закрыто“...»

В 1944 году издательством Детгиз был выпущен сборник «Песни боевые» под общей редакцией Народного артиста СССР генерал-майора А. В. Александрова. Примечателен этот песенник тем, что, пожалуй, именно тогда (а не в 60-80-х годах прошлого столетия), слово «самураи» было впервые «официально» заменено «вражьей стаей» в печатном издании. Многие считают, что это было вызвано налаживанием дипломатических отношений с Японией (после подписания 13 апреля 1941 года договора о нейтралитете). Кроме того, коль «полегли туманы широки», поди, разберись, самураи ль пред тобой иль абстрактная «вражья стая». Но скорее всего, текст просто сделали «универсальным», не зависящим от тех или иных условий военного времени — ведь действительно, в те годы мы воевали с немецко-фашистскими захватчиками, которые ну совсем не были похожи на самураев ни лицами, ни характерами. После войны слово «самураи» также регулярно из песни пропадало. Так, в издании нот "Три танкиста" (Музгиз, Москва, 1948), в четвёртом куплете значится «В эту ночь решила вражья сила», а в шестом — «И враги летели, отступая». В поздних советских песенниках вместо «самураев» вставляли Александровскую «вражью стаю»: «В эту ночь решила вражья стая» и «И летела наземь вражья стая» (Русские советские песни (1917—1977) (Художественная литература, Москва, 1977)).

В 1948 году Борис Ласкин написал «мирное» продолжение своей песни, начинавшееся со слов «На полях, где шли бои когда-то, где гремела грозная война...», в котором после войны «строят мир бывалые солдаты». Но этот вариант не получил широкого распространения в народе в отличие от первоначального текста, который к тому времени уже разобрали на цитаты. Музыка же удивительным образом подходила под многие произведения разных поэтов: например, на мотив песни «Три танкиста» пели из Пастернака «Прорываясь к морю из-за почты, / Ветер прёт наощупь, как слепой, / К перекрестку, несмотря на то, что / Тотчас же сливается с толпой…».

Музыковед Юрий Бирюков в своей статье рассказывал, что в 70-х годах Ласкину удалось побывать у тех, кто охранял Родину на высоких берегах Амура. Вот как об этом вспоминал сам Борис Савельевич:

«Приехал я туда с группой писателей, выступали во многих местах — у студентов, школьников, на предприятиях, в колхозах. Но самые незабываемые минуты — это те, которые мы провели у пограничников. Представьте, не успел я прочесть и двух строчек — „На границе тучи ходят хмуро“, — как раздались аплодисменты. Я увидел радостные и удивлённые глаза воинов. Да, да, удивлённые, потому что молодым людям казалось, что песня существует неизвестно с каких времен и автора давно уже нет и в помине. А тут вдруг перед ними вот он, живой и невредимый…»


Народ наш всегда был пытливым в поисках истины или прототипов героев различных произведений — как литературных, так и музыкальных. Не стала исключением и песня "Три танкиста": «Комсомольская правда» опубликовала как-то раз рассказ воина-танкиста в Великую Отечественную, где он утверждал, что авторы при написании песни находились под впечатлением подвигов именно его экипажа. Ласкин прокомментировал это так:


«Мне не хотелось огорчать этого командира танка, и я не стал ничего уточнять. Кроме этой бесхитростной песни, была у меня ещё и „Спят курганы темные“, которая поведала о том, как „вышел в степь донецкую парень молодой“. Так вот, если бы у меня спросили, какой именно танковый экипаж я имел в виду, и на какой шахте работает нынче парень молодой, я бы ответил, что не могу назвать поимённо ни состав танкового экипажа, ни фамилии донецкого шахтёра и места его работы…


В истории нашей Родины было великое множество героев войны и героев мирного труда. Им и были посвящены и мои песни и сотни других песен».

А бессмертное творение Бориса Ласкина и братьев Покрасс так и продолжает оставаться неофициальным гимном всех наших воинов-танкистов…"

Более полную версию с фотографиями, а также авторскими приписками, которые здесь убрал, т.к они являются его личными и не очень подходящими именно под повествование об истории возникновения песни, можно найти там, откуда содрано. Там же находятся и ссылки на те сайты, которые автор использовал в своей работе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Рус




Зарегистрирован: 30 Июн 2010
Сообщения: 1556
Откуда: Казахстан, Астана

СообщениеДобавлено: Вт Июн 21, 2011 7:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Будучи 10-12 летними мальчишками, играя в "войнушку" на поросших полынью пустырях провинциального Целинограда мы гордо подняв головы пели "Три танкиста". Текст песни был найден нами в одной из газет тех времен, и затем без труда выучен наизусть...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Сайт "Автомат и гитара" -> История любимой песни Часовой пояс: GMT + 6
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете прикреплять файлы в этом форуме
Вы можете скачивать файлы в этом форуме



Rambler's Top100