Список форумов Сайт Сайт "Автомат и гитара"
Форум
 
 ПравилаПравила   FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 
Список форумов Сайт

 Интернет-радио "Автомат и гитара"
Юрий Павлов

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Сайт "Автомат и гитара" -> Персоналии
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Автомат и гитара


Администратор форума


Зарегистрирован: 27 Авг 2005
Сообщения: 16027
Откуда: Омск

СообщениеДобавлено: Чт Янв 10, 2013 7:55 am    Заголовок сообщения: Юрий Павлов Ответить с цитатой

Чуть более месяца назад мы рассказывали на страницах сайта о фестивале патриотической песни "От креста до креста", в ходе которого была представлена одноименная поэма Юрия Павлова: http://avtomat2000.com/phpBB2/viewtopic.php?t=2106
Настало время познакомить вас с этим произведением и его автором, из-под пера которого вышли также и другие стихи, объединенные военной темой...



Павлов Юрий Сергеевич, поэт и прозаик. Родился 15 июня 1950 года в городе Владимире.
По окончанию пединститута работал учителем русского языка и литературы в сельской школе. Затем - на комсомольской и партийной работе.
Закончил Горьковскую ВПШ и Российскую академию государственной службы при Президенте РФ. Более четверти века работает в органах исполнительной власти Владимирской области.
Член Союза писателей России с 1995 года. Автор пяти поэтических книг, среди которых: "В прощальный праздник листопада", "Минута молчания", "В краю березовых рассветов" и другие. Наиболее известны его поэмы: "Цветы Саласпилса", "Пришельцы", "Поле Бессмертия", "238-ой километр", "Звезда над Русью. (Александр Невский)", "От креста до креста". Автор книги рассказов «Куковала кукушка».
Печатался в коллективных сборниках, альманахах "Памятники Отечества", "Владимир", "Годова гора", а также в журналах «Православный воин», «Наш современник» и «Родная Ладога», еженедельнике "Литературная Россия", газете «Советская Россия».
Лауреат премии «Слово к народу» редакции газеты «Советская Россия» за 2011 год.

"Афганский цикл" стихов Юрия Павлова и поэма "От креста до креста" размещены на нашем сайте: http://avtomat2000.com/pavlov.html

_________________
Мы живые еще!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Алексей Матвеев




Зарегистрирован: 02 Апр 2009
Сообщения: 1978

СообщениеДобавлено: Чт Янв 10, 2013 2:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Наташа, спасибо. СТИХИ!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Автомат и гитара


Администратор форума


Зарегистрирован: 27 Авг 2005
Сообщения: 16027
Откуда: Омск

СообщениеДобавлено: Вс Апр 07, 2013 9:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

4 апреля сего года в газете "Советская Россия" вышла статья Юрия Павлова "Две рябины у храма", посвященная маме героя поэмы "От креста до креста" Евгения Родионова - Любови Васильевне Родионовой:
http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=593424

ДВЕ РЯБИНЫ У ХРАМА.
(Истоки подвига. Мать и сын)

Рабочий день закончился, и я собирался уходить домой. Но, как часто бывает, мысленно подводя итог сделанному, выстраивая планы на будущее, я задумался, и когда прозвенел телефонный звонок, от неожиданности вздрогнул. Предчувствие, что это не простой дежурный звонок из дома, а что-то большее, не обмануло меня.
Звонила Любовь Васильевна Родионова - мама героя моей поэмы «От креста до креста», русского воина-новомученика Евгения.

То, что рано или поздно наше знакомство состоится, что мы когда-нибудь встретимся на этой земле, я знал с первых строк поэмы, за которую засел шесть лет назад. Если точнее – 8 октября 2006 года легли на бумагу выношенные в душе в течение нескольких лет первые строки.
Тогда, во второй половине девяностых, я не раз слышал о подвиге в Чечне простого русского солдата, даже знал его фамилию, но как-то не получалось глубоко проникнуться свершившимся. Сколько в те годы случалось видеть и слышать, а чему-то стать и свидетелем… А вот остановиться на бегу, в круговерти проходящих суетных дел, задуматься о том, что совершил этот, по сути ещё не юноша, а скорее мальчик, не находилось времени…
Но надо было случиться такому, чтоб мы с ним встретились, пусть и уже в разных мирах, разные по возрасту, по судьбам люди.
В 1999 году я впервые споткнулся о целый пласт написанного к тому времени о нём и обойти стороной это огромное препятствие на своём пути не мог. Словно кто-то свыше специально ниспослал мне этот материал для того, чтобы я жил им и мучился до тех пор, пока он, переработанный в душе и в сердце, не воплотится в крепко связанный образами словесный памятник молодому пограничнику, русскому герою-воину.
В газете «Завтра» со ссылками на другие источники впервые я встретил обширный материал о жизни и подвиге этого юноши, настолько обширный, насколько можно было назвать обширным его девятнадцатилетний жизненный путь. Много раз перечитав, уже зная его чуть ли не наизусть, я пришёл к выводу, что приход Жени Родионова на нашу землю не был случайным, ему такая миссия была уготована свыше.
Ничего необычного в его жизни до армии, до плена не было. Как и не было ничего героического и сверхъестественного. Мальчик, как мальчик, юноша, как и все вокруг него. Разве что - поскромнее других, поспокойнее и повзрослее, видящий что-то впереди такое, чего не могли видеть его сверстники…
Его некоторая молчаливость и уединённость свидетельствовали о том, что в душе постоянно шла напряжённая борьба, в ходе которой рождались и закалялись, как в горне, жизненные принципы, которые в одночасье вознесут его к вершинам духовно-нравственного подвига.
Несмотря на то, что я «болел» поэмой десять лет, написал её довольно легко, за исключением одного эпизода, - за два с половиной года.
6 марта 2009 года поэма была закончена. У неё началась самостоятельная жизнь.

За прошедшие десять лет, работая над образом молодого русского воина, я многое узнал и о его маме – Любови Васильевне Родионовой, о её мытарствах, о том, как тяжёл крест, который она несёт по жизни, посвятив всю себя сохранению памяти о сыне.
Я не раз пытался представить, но так и не смог, а именно: что могла чувствовать мать, когда ей сообщили о «дезертирстве» сына?! Сколько нужно было сил каждый раз, как сквозь строй гордо проходить по селу, чувствуя на себе молчаливо-укоризненные или горестно-сочувствующие взгляды односельчан? «На каждый роток, как говорится, не накинешь платок…»
А разве легче было, когда она, приехав в Чечню, правдами и неправдами добилась встреч почти со всеми полевыми командирами бандитов, дошла до главного их палача Басаева и убийцы сына – Хархороева, была избита до полусмерти и брошена на дороге умирать?
Как она выдержала, не лишившись рассудка, получив известие о казни сына после 100 дней истязаний в плену? Не о смерти мгновенной в бою, а медленной и мучительной, когда кровиночке своей не в силах помочь?!
Если бы время не было так бессердечно и бесстрастно, оно бы затормозило свой бег на сутки и возможно отсрочило бы казнь…Для этой Матери нет преград, которые она не смогла бы одолеть. И если бы время дало ей такую возможность - попасть на сутки раньше в Бамут, хотя бы в день казни ребят, она бы это убийство предотвратила. Не допустила бы такого бесчеловечного насилия. Мне так кажется…
Самое страшное состоит в том, что когда казнили пограничников, она находилась рядом – в нескольких километрах, а на другой день, после взятия нашими войсками Бамута, уже была на месте казни сына и его товарищей…
У меня нет сил и воображения представить, как она ночью при свете автомобильных фар выкапывает обезглавленное тело сына, (а вместе с ним и тела трёх его товарищей), везёт его в Подмосковье предать земле, чтобы через какое-то время возвратиться в Чечню и за деньги от проданной квартиры выкупить у бандитов его голову. И когда моя поэма появилась на отдельных сайтах в Интернете, а в особенности после того, как был опубликован отрывок в «Советской России» в прошлом году, я стал ждать и внутренне готовиться к тому, как Любовь Васильевна отнесётся к моей работе. А вдруг я неумышленно, каким-то словом, неприятно задел её материнские чувства? Имел ли я право вторгаться в этот самый дорогой для неё мир и делать его достоянием других?
Первый звонок прозвенел в рождественский день, рано утром 7 января прошлого года. Звонил человек, представившийся отцом Виктором. Он поблагодарил меня за поэму, рассказав, как они чтут память героя-пограничника и его товарищей, как растиражировали моё произведение и раздают его прихожанам.
Он-то и сказал, что поэму передали Л.В. Родионовой. Связь прервалась, я даже не успел поинтересоваться, каким образом звонивший узнал номер моего мобильного телефона.
И вот теперь, преисполненный душевного волнения и некоторой робости, внимаю негромкому и неспешному голосу одной из представительниц славной когорты русских женщин, в списки которой золотыми буквами вписаны имена: Епистинии Фёдоровны Степановой, проводившей на фронт девять сыновей, а встретившей по возвращении лишь одного, Любови Тимофеевны Космодемьянской, воспитавшей двух Героев Советского Союза, Анны Тимофеевны Гагариной - матери первого космонавта планеты и многих-многих других великих и простых русских женщин.
Мои опасения сразу развеялись, и словно гора свалилась с плеч, когда я услышал этот приятный женский голос. Уже через несколько минут мы были с ней, словно давно знакомые люди. Хотя, так оно и есть на самом деле. Просто встретиться нам пришлось через десяток лет…
Любовь Васильевна разыскивала меня не только для того, чтобы поблагодарить за поэму, но и пригласить на Днепропетровщину, где 22 ноября – в очередную годовщину перезахоронения Евгения Родионова на малой родине, - в ходе дней его памяти состоится фестиваль патриотической песни «От креста до креста» с инсценировкой моей поэмы, давшей название всему мероприятию.
В ходе первого нашего разговора выяснилось, что мы с Любовью Васильевной в чём-то схожи, и наши позиции и взгляды на многие вещи, события и явления близки. Мы - почти одногодки, и в одно и то же время закончили школу, вступили во взрослую жизнь. Ностальгическими были наши воспоминания о большой стране, которой не стало более двадцати лет назад.
Я был приятно удивлён и обрадован тем, как Любовь Васильевна приняла душою вписанные мною в поэму встречи её сына с Зоей Космодемьянской, с русским унтер-офицером Фомой Даниловым, также изуверски казненном в плену за верность православию и за отказ принять ислам, с Дмитрием Михайловичем Карбышевым, зверски замученным в фашистских застенках.
Значит, мне удалось органически объединить в одном патриотическом порыве царского офицера, советского генерала и девушку-комсомолку. Их объединила одна Родина - Россия.
Я понял, что она так же, как и я, считает, что у нашей Родины – одна тысячелетняя героическая история, в глубину которой уходят корни, и откуда произрастает высокое и могучее древо подвига, стержень которого - патриотизм. И эта тысячелетняя история – почва является мощным фундаментом, который скреплён сильной верой в Россию, материнской любовью к ней, надеждой на её светлое будущее.
Это - наша национальная идея. Она помогала нам и сейчас помогает выстоять, что бы ни случилось, как бы ни бесновались, не кричали с пеной у рта хулители и очернители прошлого, сегодняшние поборники либеральных идей и псевдоценностей.

Прощаясь с Любовью Васильевной до следующего раза, я узнал,
что теперь у неё есть дорогое местечко и на Владимирщине, о чём я к своему стыду не знал. Оказывается, в Муроме, в Спасо-Преображенском монастыре, стараниями игумена Кирилла (полтора года назад трагически ушедшего из жизни) установлен памятный знак в честь Евгения Родионова.
По ряду причин мне пришлось отказаться лететь с Любовью Васильевной на Украину, о чём сожалею с того момента, как прочитал отклики в Интернете о проведённом мероприятии.
Всё в те дни прошло торжественно и запоминающе, благодаря неустанной заботе настоятеля Свято-Духовского храма села Вольное Новомосковского района Днепропетровской области, руководителя парашютно-десантного клуба «Батя» Георгия Ханова. Звучала со сцены и моя поэма в постановке молодёжного театра-студии «Муравейник» из города Новомосковска. В один из этих памятных дней Любовь Васильевна посадила две рябинки около храма в селе Вольное. Такие же деревца, как и посаженные когда - то Женей в детстве у школы.
Недавно я позвонил ей ещё раз и застал её в поезде «Москва – Санкт-Петербург». Любовь Васильевна ехала по приглашению на турнир по силовым единоборствам, посвящённый памяти Евгения Родионова. Она снова благодарила меня за поэму, а я - её за воспитание сына. Говорила, что я создал памятник Жене, своеобразный реквием, рассказывала, как прошла и была встречена зрителями постановка «От креста до креста», обещала мне по приезде с соревнований выслать экземпляры изданной ими моей поэмы.
Мне запомнилось, как я, восхищаясь силой духа молодого русского воина, назвал его мальчиком, на что она сразу ответила: «Он мальчиком никогда не был! Он всегда был мужчиной!»
Показывая свою осведомлённость о проведённом мероприятии на Днепропетровщине, я рассказал Любови Васильеве, что видел на фото, как она сажает рябины на аллее почётных гостей, как это символично, что под Подольском у школы растут тоже две рябины, посаженные её сыном.
…Оказалось, что уже не растут, о чём она мне с горечью поведала в ответ. Кто-то спилил. Кому-то они помешали…
На прощание Любовь Васильевна говорила о своих ближайших планах: побывать на Жениной родине – в городе Кузнецке Пензенской области. У неё нет свободного времени, всё расписано далеко вперёд в той подвижнической деятельности по сохранению памяти о сыне, патриотической работе среди молодёжи, которой она отдаёт себя всю без остатка, и которая стала её сутью, смыслом жизни.
Она что-то ещё говорила, а перед моими глазами зримо возникала и гасла картина: искореженная тяжёлой техникой поляна со спиленными безжалостной рукой рябинами - единственным из того, что оставалось живым после сына. Теперь эта боль и любовь, воспоминания и память остались только в ней, в её душе и сердце…
Через месяц я получил от неё посылку. Любовь Васильевна прислала мне книги о сыне, среди которых была и эта – «От креста до креста» - с моей поэмой и стихами российских поэтов о подвиге пограничника Евгения Родионова. В красной бархатной коробочке лежало удостоверение, заполненное на украинском языке, о награждении меня от имени верховного атамана Войска Запорожского Свято-Евгеньевским Крестом 3-ей степени и сам Почётный знак.
Не получилось у нас с Любовью Васильевной встретиться в первые новогодние дни на древней владимирской земле, как планировалось, отложена была ею запланированная поездка в Муром к сыну. Вот и послала она мне награду, получить которую я должен был ещё в конце ноября на Днепропетровщине, когда проходил фестиваль «От креста до креста». Видимо, захотелось ей пораньше меня порадовать наградой, не откладывать приятное до другого срока, в лучшем случае - до лета. Но я не сомневаюсь, что мы обязательно встретимся. Пути Господни неисповедимы…

Юрий ПАВЛОВ,
г.Владимир

_________________
Мы живые еще!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Автомат и гитара


Администратор форума


Зарегистрирован: 27 Авг 2005
Сообщения: 16027
Откуда: Омск

СообщениеДобавлено: Вт Фев 03, 2015 9:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Юрий Павлов. Цикл стихов "Бесланская осень". Не могу не поделиться.

* * *

ЮРИЙ ПАВЛОВ

ЦИКЛ СТИХОВ «БЕСЛАНСКАЯ ОСЕНЬ»

* * *

Эти листья на память засушим,
Положи их, дочурка, в букварь…
Так тревожно вошёл в наши души
Предпоследний столетья сентябрь…

Что ж, Россия, в глубокой печали
Править бал на костях и крови?!
Не с того ль по лесам замолчали
Все веселые птахи твои?!

Не с того ли над тишью окрестной
И над спящей травой в серебре
Вроде гром громыхнул поднебесный –
Ну, какая ж гроза – в сентябре?!

И как будто в припадке и с визгом,
Словно с горя напившийся вдрызг,
Чем-то рощи сентябрь обрызгал –
Миллионами яростных брызг…

Они сыплются, всюду их запах:
С неба, где журавлиный пунктир.
…Листья-листики… в бурых накрапах –
От разорванных в клочья квартир?!

сентябрь 1999г.

* * *

Эта осень шла с дымом и кровью,
Ничего не таясь, белым днем.
Зажигая листву Подмосковья,
Опалила и город огнем…

Под ногами земля содрогнулась,
И как будто в безумном аду,
В это утро столица проснулась –
В предпоследнем в столетье году.

И когда, вновь огонь изрыгая,
На клочки тишину разорвав,
Шла, казалось бы, осень другая,
Тот же след был, как прежде, кровав…

Не рябинами рдела природа –
Кровоточием множества ран,
Словно дни сорок первого года –
Нам "Каширка", Дубровка, Беслан…

И в те дни рокового предела
В горе стали друг другу близки:
Те, чье сердце в беде почернело,
Те, чьи белыми стали виски.

Поле осени… Тянется следом
Куликово ли, Бородино –
Горьковатым был привкус Победы,
Со слезами и кровью – вино…

На Руси самобытной издревле,
Словно крест – эта вечная связь:
Осень красит не только деревья,
На цветную палитру скупясь…

11. 10. 2005

БЕСЛАН, сентябрь 2004г.

Есть обычай такой – и по праву,
Ширь души, хлебосольность, размах, –
В том, что царствуют в праздник и в траур
Пироги в осетинских домах.

Чтобы каждый был к действу причастен,
Кому радость и скорбь дорога,
Выпекают и, надо же, к счастью,
Чаще три, редко – два пирога…

Так и было в тот день повсеместно:
В дружных хлопотах у очага
С доброй шуткой, со смехом и песней
Выпекалось по три пирога…

И откуда взялась только туча!
В бесконечном кипенье огня
Наползла беспросветно и жгуче –
Черным крепом на зеркало дня…

Пепел в души ложился, в листве ли
Оседал, как знаменье конца…
Пироги все черствели, черствели…
И чернели, чернели сердца…

Городок, пребывающий в коме,
Стал распятьем, незрячим от слез…
Три пекли пирога в каждом доме,
Только выставить два привелось…

март 2005г.

* * *

Боже Всеправедный! Что-то случилось
С нашей великой и нищей страной,
Если твоя Вседержителя милость
Снова обходит её стороной.

Боже Всевышний, Всеправедный Боже!
Как допустил - правит бал сатана?!
Если твоя это кара - за что же
Страшная эта цена?

Вышло, что город - заложник и пленник,
Памятью черной навек обречен.
Ты наказал нас за сто поколений,
Только вот дети - при чём?

Воздух, пропитанный порохом, горек,
Сдобренный взвесью кирпичной пыльцы.
Смертью распахано поле под город,
Город, где юные вечно жильцы...

Верно, греховно живем и бесславно,
Вот и жиреет опять вороньё!
Рваный осколок из раны Беслана
Врезался больно и в сердце моё...

* * *

Из пылающей рощи осенней,
Словно образ небесный вдали,
На конях две девчушки виденьем
Пронеслись, чуть касаясь земли.

Словно в тайну мне дверь приоткрыли,
Озарив красотой неземной.
Их взлетавшие пряди, как крылья,
Вспыхнув, гасли у них за спиной…

Их рассветное солнце венчало
Венценосной короной лучей
И сулило иное начало
Дню – в чреде окровавленных дней.

Осень! Страшно тебе удивляться:
Златолистью, росы серебру –
Чем роскошней твои декорации,
Тем тревожней душе – не к добру!

Предпоследняя осень столетья!
Боль и горечь в лампадном огне!
И рябины – рубцы твоей плети –
У России горят на спине…

Если горе – всегда полной мерой,
Радость – в омуте всплеск и круги.
Нас, в огне погибавших за веру,
Вновь "неверными" кличут враги.

Разве крови и слез было мало,
Если холмиков бурых не счесть
Под лоскутным твоим одеялом,
Не успевших и толком осесть?!

Но и смертную тяжесть осилив,
Мы своей не уступим земли…
Может ангелы Новой России
Мне явились в осенней дали?!

_________________
Мы живые еще!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Автомат и гитара


Администратор форума


Зарегистрирован: 27 Авг 2005
Сообщения: 16027
Откуда: Омск

СообщениеДобавлено: Пт Янв 03, 2020 8:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Юрий Павлов - памяти Александра Прохоренко...

Последний бой.

Светлой памяти Героя России,
старшего лейтенанта Прохоренко
Александра Александровича,
погибшего 17 марта 2016 года
в неравном бою под Пальмирой.

Этот бой в аравийской пустыне
Был ниспослан самою судьбой.
И горячая кровь в жилах стынет,
Лишь представить, что будет с тобой...

Вот всё ближе зловещие тени,
Застят свет, что сочится едва.
- Как?! - Поставить меня на колени,
Чтобы рвать на куски?! -
Чёрта с два!!!

И уж времени нет ни минуты,
И тогда сам себе - господин,
Когда крылья облавы сомкнуты:
- Нет, уроды! - Есть выход один!

За Россию – в туманах и росах,
Журавлиные дали любя,
Как на ДЗОТ поднимался Матросов,
Попытаюсь подняться и я!

За родимых – далёких и близких,
За ещё не рожденную дочь:
Здесь, в горячих песках аравийских,
Мой блок-пост, чтоб России помочь!

Гогот, выкрики, вопли, угрозы!
- Рано, гады, победу трубя,
Расплясались! - Гудят «бомбовозы»:
Вызываю огонь на себя!

Смерть в бою – это ль горе без меры?!
Этот выбор судьбы - по плечу:
Не достанусь живьём изуверам!
И ещё их с собой прихвачу!

Не склониться в слезах и бессилье!
Мне судьбою самой суждено:
Здесь – сегодня, чем завтра - в России!
И другому быть не дано!

Сквозь дымы встало солнце в зените,
Поддержать краснозвёздную рать...
- Братья! Бомб не жалейте, громите! -
Так и мне веселей умирать...

+ + +

...Вот и бой твой в барханах сирийских
Завершился... Последний твой бой...
Там, на грани смертельного риска
Ты сумел сам остаться собой...

Честь сберёг офицерского чина,
И откуда взялась только прыть?!
Не такая уж грудь у мужчины,
Чтоб хватило Россию прикрыть...

Но прикрыл! - И щитом, и молитвой -
И Москву, и Пальмиру - от бед,
И над вспаханным полем той битвы
Всё струится негаснущий свет...

Юрий ПАВЛОВ, г. Владимир.

_________________
Мы живые еще!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Сайт "Автомат и гитара" -> Персоналии Часовой пояс: GMT + 6
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы можете прикреплять файлы в этом форуме
Вы можете скачивать файлы в этом форуме



Rambler's Top100